50 оттенков секса

психолог воронеж

Вчера посмотрела «На пятьдесят оттенков темнее». Конечно, я не ожидала чего-то феноменального от этого фильма, потому что даже первую книгу этой трилогии смогла осилить лишь наполовину: мой мозг «сломался» от глупости и бессмысленности как сюжета, так и самого стиля изложения. Ни в коем случае не хочу оскорбить чувства тех, кто является поклонниками этих книг и их экранизации, но таково моё мнение.

Мои прогнозы оправдались: «На пятьдесят оттенков темнее» оказался скучной лентой, на протяжении которой не витиевато и абсолютно не возбуждающе размазан секс. Причём ожидаемые эротические сцены, которые должны были быть «темнее», чем в прошлой картине, тем более что на эту был приглашён новый режиссёр, не отличались особой фантазией: вагинальные шарики да наручники – это всё, что смогли себе позволить сценаристы. Я смею предположить, что у многих реальных пар в арсенале эротических забав подобной атрибутики гораздо больше, а их сексуальная жизнь намного разнообразнее, чем у героев фильма. Или нет?

Когда я шла на фильм, сидела в зале, прислушивалась к реакции зрителей, мне не давал покоя один вопрос: почему эта картина вызывает такой интерес? Ведь первый фильм из этой трилогии был раскритикован всеми кому ни лень в пух и прах. Но несмотря на это на показе был полный аншлаг! Чем же так привлекательна эта история про богатого мазохиста и добрую и когда-то непорочную девочку? Сценами секса, претензией на психологическую подоплёку, ибо мистер Грей получил в детстве много душевных травм, а потом попал «в руки» не к той женщине, или всё же некой мечтой каждой девушки, что именно она сможет покорить сердце «плохого» героя-богача, сделав его другим?

Рядом со мной на показе сидели девочки лет 18-19 и очень бурно реагировали на всё происходящее на экране: смеялись часто и в основном не по делу. Почему им было так страшно? Ведь в психологии такая реакция, сопровождаемая смехом – не что иное как защита психики, причиной которой является сильны страх, который невозможно терпеть. Что их так пугало: сцены секса или что такие интимные моменты жизни вынесены на всеобщее обозрение?

Безусловно, секс, эротика, порнография – эквиваленты одного чувства: запретного и естественного. Но одно дело, когда мы смотрим подобные картины дома один на один или с любимым человеком, и совсем другое, когда это происходит в полном людей зале, на огромном экране, подчёркивающем каждую деталь, в темноте… Всё это заставляет чувствовать нас незащищёнными, смущёнными, может быть, даже испорченными… И всё равно зрители у этой картины были и будут. Как у «Эммануэля», «Девяти с половиной недель», «Немфоманки» Ларса фон Триера, хотя «На пятьдесят оттенков темнее», по моему мнению, не может стоять в одном ряду с этими картинами. И всё же: все эти фильмы вызывают небывалый интерес у аудитории, собирают аншлаги и провоцируют множество споров и пересудов. Видите, и я не смогла удержаться, чтобы не прокомментировать данное кинособытие (здесь предполагается скептически ухмыляющийся смайлик).

Я думаю, всё дело в том, что, смотря такие фильмы, мы получаем отклик той части нашей души, которую мы обычно прячем далеко, табуируем и пытаемся перепрограммировать на более «приличную» версию – это наше животное начало, инстинкты, наше существо. Ведь все мы по сути своей были и остаёмся животными, с одной лишь оговоркой – социально адаптированными. Но инстинкты на то и есть, чтобы проявляться вне зависимости от нашей готовности или уровня воспитанности. Они просто есть. Как ребёнок чувствует, что его любят? Уверяю вас – совсем не от того, что родители повторяют ему это день и ночь. Единственное подтверждение любви для него – это тактильные прикосновения: объятия, поцелуи, поглаживания. И именно так, уже будучи взрослыми, мы можем подтверждать чувства к своему партнёру. Согласитесь, если мы будем сутками напролёт твердить ему о своей любви, благодарности, уважении, но при этом старательно избегать телесного контакта, нам не поверят, какими бы мы красноречивыми ни были. Секс – это очень важное подтверждение любви одного человека к другому.

Но в жизни зачастую всё иначе. Чтобы страсть в паре сохранялась, приходится прилагать немало усилий обеим сторонам, а на это чаще всего нет ни сил, ни времени, ни впоследствии желания. Гораздо легче выбрать себе объект для вожделения на стороне и подогревать своё животное начало. Потому что какими бы мы ни были порядочными, правильными, набожными, трудоголиками, примерными родителями и так далее и тому подобное, во всём многообразии этих ролей мы остаёмся теми, какими нас создала природа. Мы всегда и везде будем стремиться к сексу – это нормально и естественно. Неестественно другое – отвергать его, убеждая себя, что секс неважная часть нашей жизни, сублимируя* его в другую деятельность.

Я думаю, именно поэтому нас так привлекают эти фильмы: мы олицетворяем себя с героями, примеряем на себя их роли, чувства, желания… И нередко в такие моменты нам может быть очень страшно от захлестнувших нас ощущений – ведь это именно то, чего нам так недоставало. Что мы будем делать дальше с этим потоком гормонов – выбор каждого. Кто-то с нетерпением будет ждать третью часть «Пятидесяти оттенков серого», другие с удивлением начнут открывать для себя счастье быть теми, кем мы являемся, относясь к сексу не как к обязанности, необходимости или «грязному проявлению естества» (и такое тоже встречается), а как к своей природе, столь же естественной и прекрасной, как любовь и рождение детей.

Полноценность и гармония – вот о чём я. Ведь что такое книги и фильмы «Пятьдесят оттенков серого»? Это выплеснутые на бумагу фантазии британской писательницы Эрики Джеймс. «Мне а сорок, я много стираю… И пишу книги», – так говорит эта женщина о себе и своём творчестве. Ничего сверхъестественного: она лишь откровенно рассказала миллионам о своих желаниях – о том, о чём все стараются молчать. И, судя по тому, что её романы раскупаются бешеными темпами, а объёмы реализованных тиражей побили рекорды признанных лидеров продаж «Гарри Поттера» и бестселлеров Дэна Брауна, можно с уверенностью сказать, что все эти откровенные фантазии находят огромный отклик в сердцах читателей, потому что это об их желаниях и стремлениях. Ведь, как писал Зигмунд Фрейд, «сексуальным отклонением можно считать только полное отсутствие секса, всё остальное – дело вкуса».

* Сублимация – защитный механизм психики, представляющий собой снятие внутреннего напряжения с помощью перенаправления энергии на достижение социально приемлемых целей, творчество. Впервые описан Зигмундом Фрейдом.


Понравилось? Не забудьте поделиться статьей с друзьями и поставить мне 5 звезд. Благодарна за отзывы и обсуждения в комментариях!

Понравилась статья? Поставьте 5 звезд!
[Total: 7 Average: 4.6]

Вам будет интересно узнать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.