Кто в вашей семье взрослый?

психолог воронеж

Кто такой для ребенка взрослый? Он сильный, смелый защитник, помощник, знает, как лучше, его мнение авторитетнее всех (до подросткового возраста), его одобрение дороже всего, его недовольство больнее всего. А это значит, что малышу можно расслабиться и спокойно развиваться, потому что его ключевая потребность в безопасности удовлетворена.

Что происходит в семьях, где родители перепутали свои роли, и вдруг стали «подружками», «партнерами» или «детьми»? Для малыша это КАРАУЛ, ведь если рядом «друг», то взрослого нет, а если его нет, придется самому им становиться.

Иерархия семьи – о ней редко задумываются, но именно эта характеристика родительской системы имеет колоссальное значение в процессе воспитания, влияя на всю будущую жизнь ребенка.

У всех (детей, родителей, прародителей) есть свое место в семейной системе, каждый выполняет свою функцию и роль. Например, родители – сильные и смелые защитники, ребенок более слабый; мнение родителей по поводу воспитания ребенка важнее мнения прародителей (бабушек и дедушек); супруги видят партнеров по общению и взаимодействию друг в друге, а не в ребенке. Это так, как должно быть.

Теперь рассмотрим искаженные модели.

1) Семья прародителей занимает слишком много места и претендует на родительские функции.

Так бывает, когда маме и папе приходится часть своих родительских полномочий делегировать бабушке и дедушке по причине выхода на работу, неопытности, страха, нежелания заниматься ребенком и так далее. В этом случае именно прародитель играет основную родительскую роль. А если это так, значит, с полным правом может вмешиваться в процесс воспитания: не так кормишь, не так укачиваешь, не ту сказку читаешь, не так одеваешь.

«Мне пришлось выйти на работу, когда сыну исполнился год, – рассказывает клиентка, к слову, многодетная мама. – Мне тогда начальник сказал: «Или ты выходишь, или мы тебя заменим». Деньги тогда были очень нужны, и я вышла из декрета, о чем буду жалеть всю жизнь. С Пашей стала сидеть свекровь. Приходя с работы и в выходные, я старалась уделить сыну максимум внимания, но у меня всегда было ощущение, что в их тандеме «бабушка – сын» я была лишней. Она считала себя вправе указывать, что мне делать, как выполнять свои родительские функции, да ее элементарно было не выгнать от нас: она мне говорила «Я уйду, а Пашенька как же без меня». Она постоянно звонила и задавала миллион вопросов и комментариев про то, что и как я должна была сделать. А я не могла поставить ее на место, потому что кто же тогда будет сидеть с сыном? Сейчас Паше 16 лет, после него у меня родилось еще трое детей, и со всеми ними я сидела в декрете до их трехлетия. Я чувствую разницу в наших отношениях. Внешне она не заметна, но я вижу ее: у нас с сыном нет того эмоционального глубинного контакта, какой у меня есть с другими детьми. Он у него с бабушкой: всеми своими переживаниями, сокровенными секретами он делится с ней, ее мнение всегда самое важное. Она, кстати, до сих пор считает себя его матерью, называя Пашу не внуком, а сыном. Я понимаю, что это не просто оговорка. И если вернуть все назад, я бы плюнула на эту работу и сидела бы с Пашей, пока он был маленьким. И, кстати, я до сих пор не могу выстроить правильные границы со свекровью: она считает себя вправе влезать в нашу жизнь и устанавливать свои правила».

Нарушенная иерархия очень тяжело переживается ребенком. Мне вспоминается случай из моего детства. Я не знаю, сколько мне было лет, когда мама вышла из декрета, но точно знаю, что она никогда не брала больничных, и когда я болела, со мной всегда сидела бабушка. Бабушка вообще часто у нас гостила, оставалась с ночевкой. У нас были теплые отношения с ней, она читала мне сказки, играла со мной, хотя, если честно, я этого не помню – так мне рассказывали родители. Зато я хорошо помню, что когда мне было лет пять, бабушка начала меня за что-то отчитывать, и я как выпалю ей в ответ: «Хватит тут командовать! У меня есть мама и папа, пусть они меня воспитывают! Ты у нас только в гостях, у тебя есть свой дом, там и командуй!»

Был жуткий скандал: бабушка обиделась, родители были в шоке и долго меня отчитывали, приговаривая, какая я неблагодарная, как бабушка много для нас делает, а я так ее обидела. А меня разрывало, с одной стороны, чувство вины (но появилось оно не от самого факта ссоры, а от родительских увещеваний, что я должна чувствовать себя виноватой), а с другой – гнев и бессилие: я не понимала, почему меня ругают, ведь я все сделала правильно! Бабушка пытается захватить бразды правления над моей семьей, но я-то этого не хочу! Почему я должна молчать, я же должна во что бы то ни стало помешать ей!

Ребенок считывает любые перемены в семье, пусть даже только намечающиеся. И что творится с его чувствами? Тревога зашкаливает: кто-то (в моем случае бабушка) пытается сломать привычный уклад. А для малыша главное – стабильность! Когда ее нет, когда он не уверен в завтрашнем дне, он не чувствует себя в безопасности, и если взрослые ничего не делают, сам начинает бороться с угрозами. В моем детском восприятии я очень боялась, что моей мамой станет бабушка, что она будет главной, а для меня это был самый кошмарный кошмар. Конечно, я сопротивлялась, параллельно борясь с чувством вины перед бабушкой.

В этом опасность нарушенной иерархии: ребенок будет до последнего сопротивляться, но если взрослые так ничего и не предпримут, малышу ничего не остается, как подчиниться – он самый слабый в этой семейной системе, а значит, самый зависимый, ему нужно согласиться, чтобы выжить. Со временем он, конечно, привыкнет к искаженной иерархии, но тревога обязательно будет проявляться через приступы агрессии, непослушание, плохое настроение, уход в себя и так далее. И, скорее всего, когда он вырастет и будет создавать свою семью, ему всегда нужен будет кто-то третий в воспитании детей (мама, теща, свекровь, сестра и так далее).

Самая правильная позиция бабушек и дедушек: оказывать помощь семье. Например, посидеть с ребенком с 3 до 6, и на этом все. Родители не должны вмешивать прародителей в сам процесс воспитания. Потому что в таком случае они сами включают их в свою семейную систему, и бабушка, к примеру, психологически становится мамой ребенку. А если она мама, значит, может диктовать ему свои условия и правила.

2) Родители ожидают от ребенка того, чего они не получили от своих мамы и папы: безусловную любовь, принятие, защиту («он будет меня любить просто так» или «вырастет большим и будет меня защищать»).

Это одно из самых опасных нарушений семейной иерархии. Здесь родитель – не взрослый, не защищающий и оберегающий, а ребенок. По сути, родитель меняется местами со своим чадом, и теперь именно малыш должен удовлетворять потребности своих мамы и папы в психологическом комфорте, успокоении, безопасности и так далее. Да, на социальном уровне родители продолжают быть главными: они содержат ребенка, наказывают его, контролируют. Но на психологическом уровне именно дети начинают отвечать за психологическое благополучие родителей: малышей активно вовлекают во взрослые проблемы, они становятся для своих взрослых терапевтами, «жилетками», им рассказывают про свои неприятности на работе, про нехватку денег, жалуются на мужа-козла или жену-истеричку. «Не расстраивай мамочку», «Не кричи, а то мама начнет переживать», «Иди пожалей маму» – ребенок становится для мамы и папы некой эмоциональной утробой, как бы «усыновляя» их.

Подобное нарушение иерархии берет свое начало в детстве самих родителей, выросших с ощущением, что их недостаточно любили: били, кричали, унижали, обесценивали чувства, не разрешали их выражать, не позволяли иметь своего мнения и уж тем более ослушаться своего родителя. Они не получили самого важного ощущения в своей жизни – опыта безусловной любви, который могут нам дать только наши родители.

Эти женщины и мужчины вырастают, но эта рана от нехватки родительской любви никуда не девается. Они создают свои семьи, рожают ребенка… и, о чудо, получают свою мечту – человечка, который готов любить их всем сердцем, безо всяких условий, абсолютно полностью принадлежать им. Это то, чего им так не хватало, и перед этим искушением они не в силах устоять, вступая со своими детьми в перевернутые отношения. То есть неосознанно они ставят ребенка в позицию своего родителя и ждут от него той любви, которую не получили в детстве. Но что бы ни делал ребенок, как бы эффективно он ни выполнял эту роль, он не сможет им дать того, чего родители ждут от него.

Когда эти дети вырастают и начинают создавать собственные семьи, строить свою жизнь, родители испытывают чувство, которое испытывает брошенный ребенок, чьи мама и папа уехали в длительную командировку. И, конечно, это чувство рождает обиду, претензии, желание присутствовать в этой жизни своих подросших детей, во что бы то ни стало вмешиваться в нее. Это поведение маленького ребенка, который требует внимания, требует, чтобы его любили.

Что чувствуют взрослые дети, прожившие большую часть своего детства в родительской роли? Запредельную вину и ответственность, ведь они недостаточно любят своего родителя (читай «ребенка») и бросают его. При этом другая их часть, взрослая, им говорит: «У тебя своя семья, свои планы». Представляете, какой сложный, амбивалентный конгломерат чувств: вина и одновременно злость в адрес своих взрослых?!

Ко мне часто приходят на консультацию с вопросом: «Как сделать так, чтобы моя мама была счастлива?» Никак! Всем детям (неважно, сколько им лет) надо уяснить: вы не отвечаете и не должны отвечать за счастье, психологический комфорт и благополучие своих родителей! Ну не ваша это задача! Не ваша задача разрешать нерешенные проблемы ваших родителей с их родителями, давать им ту любовь, которую они не дополучили от своих мам и пап. Что бы вы ни делали, у вас это не получится. А вот то, что это помешает вам строить свою личную жизнь, рожать и воспитывать своих детей – не стоит и сомневаться.

Вспоминаю случай из практики. Пришла ко мне на прием женщина под 50 лет. Детей нет, хотя здорова, замуж вышла совсем недавно, но брак уже трещит по швам. Образованная, с несколькими высшими образованиями, рассуждающая, умная. Ее запрос: тяжелые отношения с престарелой мамой. Начинаем разбираться в ситуации, и в процессе этого я понимаю, почему у нее нет детей, удивляюсь, как она в принципе умудрилась замуж выйти. Потому что есть у нее уже ребенок – это ее мама: инфантильная, капризная, избалованная, постоянно требующая внимания и заботы. Когда она была молода, она это делала своим деспотическим воспитанием, сейчас – через «сердечные приступы» и другие заболевания.

Клиентка купила квартиру в соседнем доме от мамы, чтобы прибежать к ней в любой момент, часто остается у нее на ночь, что, конечно, не вызывает восторга у супруга, постоянно решает ее проблемы, пытаясь удовлетворять все желания и потребности. Неустроенная личная жизнь, множество своих личностных трудностей, но на все это она готова закрыть глаза, занимаясь мамой. Причем она дико раздражается на нее за это, вплоть до приступов неконтролируемой агрессии, или уходит в депрессивное состояние, но продолжает оставаться в этой токсичной сцепке. Почему? Правильно, у нее есть своя вторичная выгода: клиентка до сих пор лелеет фантазию, что с помощью своих усилий сможет получить любящую и принимающую маму, о которой она всегда так мечтала. Ради этого она готова пожертвовать своим счастьем и своей жизнью…

Отказаться от этой фантазии очень сложно. Нужно насильно разрывать эту пуповину, преодолевая запредельное чувство вины, и отдавать ответственность родителя за свою жизнь им, учась говорить «нет», выставлять границы, становиться для своего Внутреннего ребенка тем родителем, которого не получил в детстве. Это сложная, глубокая, болезненная работа над собой. Но возможная и нужная, в первую очередь, для того, чтобы не передавать этот токсичный сценарий семейных отношений дальше уже своим детям.

3) Ребенок становится на место партнера – от него ожидается поведение взрослого: чрезмерная ответственность, умение угадывать настроение родителя, социальные успехи.

Часто это можно встретить в неполных семьях. Совершенно неважно, умер партнер, бросил, ушел… Оставшемуся второму родителю тяжело одному выдерживать непростую ношу воспитания и свое одиночество. Непереносимость этого психологического состояния у родителя, который не справился с данным состоянием, рождает в семье неправильную иерархию: от ребенка ожидают того, чего не дополучает сам родитель – поддержку, участие в жизни, принятие решений и так далее. Естественно, это происходит неосознанно.

Или партнер есть, но он сам – инфантилен. Воспитывать двоих детей, один из которых здоровенный детина, очень непросто. Но мужа не переделаешь, а вот ребенка можно попробовать, решает мама и начинает пробовать, перекладывая на малыша те обязанности, которые должен выполнять ее супруг.

Я помню, как на одном из тренингов женщина, воспитывающая одна 12-летнюю дочь (супруг скончался), рисуя семейную социограмму, поставила фигуру девочки рядом с собой (это место супруга). Когда мы с ней начали обсуждать рисунок, выяснилось, что подросток действительно демонстрирует не по годам взрослое поведение: ее слово является решающим в принятии всех решений в семье, она диктует условия матери, создает семейные правила и так далее. И это в 12 лет! Мама, в свою очередь, очень этому радуется: остальные дети в ее возрасте демонстрируют трудное поведение, а она вон какая самостоятельная и взрослая. Но когда мы с ней стали обсуждать сложившуюся ситуацию, она увидела ее иначе: подобное поведение дочери было вынужденным ответом на завышенные ожидания матери. Не должен ребенок ни в 2 года, ни в 12 лет быть взрослым в семье! Взрослый – это родитель, пусть даже он воспитывает ребенка совершенно один. Но он и только он должен обеспечивать порядок в семье, устанавливать правила, очерчивать границы, тем самым создавая безопасность своему чаду. Ребенок должен лишь одно – расти и развиваться в гармоничных условиях.

Часто сталкиваюсь с подобными ситуациями. Когда партнер умирает или исчезает в неизвестном направлении, не проявляет интереса к своему ребенку, оставшийся родитель (чаще всего это женщина) ставит своего ребенка (чаще всего сына) на место ушедшего партнера. «Теперь ты главный мужчина», «Ты должен защищать маму», «Отца нет, поэтому теперь ты взрослый/взрослая», «Ты единственный мужчина в нашей семье, поэтому ты должен добиться очень многого». Когда родители говорят такое своим детям, мне хочется их спросить: почему? Ну почему вы отбираете у своего ребенка его детство? Почему, к примеру, 6-летний мальчик, у которого погиб отец, должен вдруг резко стать защитником, опорой и поддержкой своей мамы!? Разве это его зона ответственности, разве это его вина, что в семье произошла трагедия? Он как был ребенком, так и остался, а что его мама не справляется с воспитанием – не его проблема. Он вообще в этой семейной иерархии самый маленький, именно о нем необходимо заботиться, оберегать, защищать, а не наоборот!

Я знаю, о чем говорю, потому что на собственном опыте убедилась, какой губительной может быть искаженная иерархия. Когда умерла мама, мне было 22 года – взрослая девочка, однако в нашей семье самая маленькая. Но папа с головой окунулся в горе, сестра жила отдельно и постоянно ссорилась с папой. Я была в ужасе: у нас была замечательная, дружная семья, и вот в один миг все стало разваливаться, все близкие отношения трещать по швам. Я чувствовала себя как на заклании: то папу успокаиваю, то сестру, то мирю их, то провожу психологические беседы с ними, параллельно создавая папе все те бытовые условия, которые делала мама, чтобы он по минимуму ощущал ее отсутствие. «А как же я? Кто меня будет успокаивать и утешать? Ведь я самая маленькая здесь, это несправедливо!» – кричало все мое существо. Но этого крика никто не слышал. И роль главного родителя (причем, мужского пола) я взяла на себя. Это было одно из самых ошибочных решений в моей жизни. Однако тот страх, который охватывал меня от одной лишь мысли, что оставшаяся семья может развалиться на кусочки, меня приводила в такой ужас, что все остальное меня совершенно не волновало, в том числе, и собственное чувство горя – его я просто вытеснила глубоко в подсознание, чтобы ответственно и эффективно выполнять свою новую роль.

Что в итоге? Через пару лет я оглянулась и поняла: у папы и сестры жизнь наладилась и устроилась, они приняли и пережили смерть мамы, потому что вдоволь оплакали и проболели ее. А я… я была в жуткой депрессии, с абсолютно неустроенной жизнью, в полном одиночестве, а чувство горя из-за потери мамы меня настолько душило, будто она умерла только вчера. Я поняла, что эта ситуация ненормальна и нездорова, так не должно быть! Но, оглянувшись вокруг, поняла, что из всей семьи единственный взрослый – это я, поэтому и помочь мне некому. Я собрала чемоданы, переехала в Воронеж, пошла к психологу на личную терапию, а дальше вы знаете.

Конечно, все неслучайно. Может быть, если бы все не сложилось так, как сложилось, я бы сейчас не работала психологом. Но! Я была бы рада не преодолевать все эти трудности. Я была бы рада тогда, 11 лет назад, не брать ответственность за семью и ее психологический комфорт на себя, была бы рада, если бы рядом оказались взрослые, которые бы меня, как самую маленькую в этой системе, утешили и помогли остаться на своем месте – месте ребенка.

4) Родитель берет на себя роль друга: границ нет, любые темы между ним и ребенком открыты.

Почему-то эта модель семейной иерархии является не просто распространенной, но и самой желанной для родителей. Я часто слышу от мам и пап: «Я хочу, чтобы мы с моим ребенком были друзьями». «Зачем?», – спрашиваю я их. «Чтобы он мог мне доверять, чтобы у него не было от меня никаких секретов, чтобы он не боялся обратиться ко мне за помощью». Чувствуете? Роль друга нужна родителю, чтобы самому ощущать меньше тревоги за ребенка, при этом эффективно его контролируя.

Откуда это представление, что родителю нельзя доверять, что к нему страшно обратиться за помощью?! От своих родителей: в жизни не было примера принимающего и заботящегося взрослого, поэтому как выстраивать отношения с ребенком с этой позиции – непонятно. В итоге родитель принимает решение, что он не будет своему чаду родителем, а будет другом, значит доступным и нестрашным.

Но чем это грозит самому малышу? Представьте, как вы будете чувствовать себя, когда, к примеру, ваша мама задаст вам вопрос: «Леночка, а как у тебя с мужем в постели? Ты получаешь оргазмы? А оральным сексом вы занимаетесь?!» Кстати, это реальный случай, который мне рассказала одна из моих клиенток. Какие чувства вызывают у дочки подобные вопросы от мамы? Примерно следующие: «ААА! Я не хочу с тобой это обсуждать! Ты моя мама! Где вообще границы ребенок-взрослый?!»

Понятно, что мотив матери на самом деле не криминален: она заботится о семейном благополучии дочери. Как бы она могла сделать это с позиции не подруги, а мамы? Например, так: «Доченька, ты счастлива с мужем, тебя все устраивает? Ты не забывай проверяться у гинеколога, следи за своим здоровьем». Чувствуете разницу? Это забота родителя, и именно такое ее проявление воспринимается ребенком (сколько бы ему ни было лет) адекватно и с благодарностью.

Что тут плохого, спросите вы, если мама и дочка как подружки ходят вместе по магазинам, обсуждают мальчиков, секс, носят одежду друг друга… Плохо то, что в такой семье нет иерархии, значит, непонятно, кто взрослый, кто тут всем управляет, кто берет на себя ответственность, принимает решения. Нет авторитета, потому что друга мы запросто можем послать на три буквы, то есть не послушаться, не прислушаться к словам, да и в принципе отношения между подругами не такие значимые, как между ребенком и родителем. А маму уже не пошлешь, маму надо уважать, к маме надо прислушиваться.

Подруг/друзей в жизни ребенка будет еще очень много, а вот мама и папа только одни. И опыт отношений с родителями судьбоносен для него. В его окружении будут люди, с которым он сможет, если захочет, поговорить и про секс, и в магазин за покупками сходить – это горизонтальная модель отношений, когда все равны. Но родитель всегда выше по иерархии (вертикальная модель) – не путать с авторитарностью и деспотичностью. Выше – значит, защитит и даже спасет, если потребуется. Можно этого ждать от друзей? Ждать, конечно, можно, но быть уверенным в этом – нет. Потому что, во-первых, силы друга равны нашим силам, а во-вторых, он не обязан никого спасать.

Кстати, почти для любой искаженной модели семейной иерархии актуален вот еще какой нюанс. Часто дети, растущие в таких условиях, становятся Царями горы: это такое демонстративное поведение, характеризующееся ролью главы всего и всех: все должно крутиться вокруг него, все должны ему подчиняться, давать, что он хочет… Эгоистами не рождаются, а становятся, часто вследствие как раз таких нарушений. Какие для него могут быть границы, авторитеты, правила, если в основе основ (родительской семье) этих границ и правил не существовало, его элементарно не научили им? Такой ребенок, зачастую, очень агрессивен и непослушен. Почему? На самом деле ему очень страшно: рядом с ним нет взрослых, кто может обеспечить ему безопасность, следовательно, ему самому как-то надо делать это. Для ребенка данная ноша непосильна, она вызывает постоянную сильную внутреннюю тревогу, выражающуюся в агрессии.

Когда я говорю о семейной иерархии, то часто сталкиваюсь с категоричным несогласием родителей. Они считают, что быть взрослым родителем – значит быть строгим, авторитарным и даже деспотичным, а они не хотят быть таким для своего ребенка, что похвально, конечно, но это в корне неверно. Воспитывать можно и нужно с позиции любви и заботы, не злясь и не унижая ребенка, и при этом оставаться взрослым, выстраивающим доверительные и теплые отношения со своим чадом. Тогда малыш расслабляется, не несет на себе никаких чужих ролей, не выполняет не предназначенные для него обязанности взрослого. Он просто растет, развивается, постигая этот мир людей и вещей – это его единственная задача. Создавать психологический комфорт, поддерживать, помогать, спасать, защищать, вникать в проблемы – все это не должно им реализовываться. Он просто ребенок! Таким и останется для своих родителей, даже когда вырастет. Он должен знать: сколько бы ему ни было лет за его плечами есть стена (родители), на которую он может опереться (преимущественно в фигуральном смысле), набраться сил, чтобы идти дальше. А опереться можно только на взрослого родителя.


Не забудьте поделиться статьей с друзьями. Благодарна за отзывы и обсуждения в комментариях!

Понравилась статья? Поставьте 5 звезд!
[Total: 5 Average: 5]

Вам будет интересно узнать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.